Стихи или песни? Участники проекта «Живые поэты» – о хип-хопе, позорных текстах и тонких материях

В «Эксмо» вышла антология лучших за три года стихотворений проекта «Живые поэты». Сборник имеет все шансы стать главной поэтической книгой года – весь тираж был выкуплен у издательства за один день. «Живые поэты» или «ЖЫ» – литературная платформа, которая помогает современникам: публикует стихи и интервью, выпускает книги, организовывает и поддерживает концерты.

Еще до выхода антология «ЖЫ» породила много споров в книжном сообществе. Из 20 000 заявок редакторами было отобрано 119 авторов, среди которых имен, неизвестных широкому читателю, оказалось намного больше, чем признанных и авторитетных литераторов. Немалая часть сборника посвящена творчеству музыкантов – здесь и Борис Гребенщиков, и Арбенина, и Андрей Бледный из «25/17», и даже рэпер Хаски.

«Артист» решил разобраться в том, где проходит граница между стихами и песнями, и поговорил с участниками «ЖЫ», известными в первую очередь своей музыкальной карьерой.

ИЛЬЯ ЧЕРЕПКО-САМОХВАЛОВ (группы «Петля Пристрастия», «Кассиопея»)

Я никогда не писал стихов, подавляющее большинство песен появилось на свет в результате возникновения в первую очередь определенной мелодии, в прокрустово ложе которой я потом пытался втиснуть слова, максимально соответствующие ее эмоциональному посылу. Часто приходилось очень тяжко от того, что внутренний барометр заставлял отшвыривать вариант за вариантом в поисках нужных фраз, многие из которых были куда понятнее и логичнее, чем окончательный результат. В конце концов, каждый утвержденный текст становился лишь верхушкой словесного айсберга. Стихи не пишут таким образом, полагаю.

Безусловно, я надеюсь, что привнес в тексты поэтическую составляющую, и тем не менее, полноценной поэзией это считать нельзя. Стихи могут существовать самостоятельной жизнью, подчиняясь мелодике и ритму самих себя, тексты – нет. Бывает, когда стихи становятся текстами, но это не мой случай.

ИВАН КОТИХИН (группа «Встреча рыбы»)

У текста песни кроме смысловой нагрузки есть задача ритмическая. В целом, к песне в плане смысла у широкой общественности претензий меньше, чем к стихотворению, что меня, конечно, расстраивает. В песенной форме ради «красного и ритмичного словца» выплескивается ребенок идеи, это обидная, но часто необходимая жертва, так как песня – жанр синтетический. Поэтому работа над текстом песни – процесс более трудоемкий, если, конечно, тебе нужен баланс смысла и формы. Хип-хоп, то есть речитатив, в этом смысле выручает – он по форме легко втискивается в четыре четверти и нагрузить его по смыслу не сложно. Но один речитатив это скучно, по-моему.

Стихотворение, напротив, это чистый жанр, ограничений у тебя меньше. Но и прочитает его меньше людей, чем песню послушает. Думаю, меня воспринимают как поэта потому, что я уважаю слово и стараюсь не жертвовать смыслом в песнях.

ТАТЬЯНА ЗЫКИНА (певица, автор песен)

Текст писать интереснее и сложнее, иногда уходят годы, чтобы песня оформилась. С музыкой легче, она интуитивна и не является плодом ментальных усилий – нужно, наоборот, отключать мозги и просто слушать то, что звучит внутри.

У меня есть нелюбимые юношеские позорные тексты, а из того, что написано уже в сознательном возрасте, мне в разное время нравятся разные. Я ничего дежурного не пишу, не допускаю ситуации, когда нужно побыстрее уже закончить, так как надоело корпеть, и вставляются «же» и «ведь» в любые дырки с недостающими слогами. Поэтому все тексты для меня значимые, родные, напитанные, отдельно не выделяю ничего.

МАКСИМ ТЕСЛИ (группы «Он Юн», «Щенки»)

Между песнями и стихами нет особой разницы. Все это сублимация и выплеск внутренней энергии. Песни, стихи, секс, драки. В первую очередь я, наверное, все-таки, певец ртом. Но если что-то нет возможности выразить в песнях, выражаю в стихах. Если что-то не умещается в стихи, то можно морду кому-нибудь разбить. Тоже сублимация и творчество.

43AI (поэт, рэпер)

Стихи и песни – это два этапа одного и того же творчества. Обычно я пишу песни на уже написанные мной стихи. Сначала в тишине создается какой-то сюжет, идея, которая облачается в рифму, позже к этому подбирается музыка. Или не подбирается. Стихи сразу на музыку я пишу редко, для меня это не самый удобный способ.

Я называю поэтами всех людей, которые складывают слова в рифмы с целью творчества. Не важно, на музыку или нет. Поэтому я, наверное, позиционирую себя больше как поэта, тем более, что музыку я не пишу сам. Больше всего я люблю те вещи, над которыми работаю сейчас. Все, что уже вышло, для меня не имеет никакого значения в творческом плане.

АЛЕКСЕЙ РУМЯНЦЕВ (группа «Пионерлагерь Пыльная Радуга»)

Я стихи вне песен почти что не пишу, так, пару раз вырвалось в порядке исключения. Конечно, это разные, так сказать, формы передачи состояния. Поэзия как таковая, не песенная, позволяет, как правило, большие объемы словесного материала, больше отступлений от ритма стиха, больше возможностей обыгрывать мысли и смыслы так и сяк, меньше заморочек со звукорядом слов. Это очень крутая штука, но я посвятил себя на 99% именно песенной поэзии.

В чем, на мой взгляд, разница. Хороший текст песни – он внешне гораздо проще стихотворения в привычном понимании. В нем слов может быть до смешного мало, и тут задача поймать такие слова, чтоб в четыре строчки уместилось зверски сильное чувство, переживание, или до безобразия глубокий смысл, или … [капец] какой впечатляющий образ. Еще момент – текст песни чаще всего сочиняется сразу вместе с мелодией, в данном случае слова и мотив взаимопрокачивают друг друга, между ними должен быть симбиоз или любовь.

Как сказал Том Йорк, мелодия дает словам энергию. «Мотив» с латыни переводится как «подвижный». Мелодия двигает слова, усиливает их действие, задает дополнительные смыслы, это волшебная игра тонких материй. Плюс в песне важен звукоряд слов, если они плохо поются – они торчат из музыки, нарушая это вот гребаное магическое сплетение песни. А когда все перечисленное поймано и воплощено, и по дороге не … [упущено] содержание – вот тогда песня действует, как заклинание. В этом плане дофига чему есть поучиться у советских поэтов-песенников. Если, например, в сентиментальном настроении души послушать песню «Все пройдет», можно от счастья поехать умом, так вас никакая наркота не опрокинет.

Я – поэтомузыкант. Я беру музыку слов и смешиваю ее с поэзией звуков или как-то так. Поэтому вообще-то мои «стихи», а точнее тексты просто так читать с бумаги – так себе занятие. Не меньше половины смысла и кайфа остается за кадром. Но, кстати, стих про солдат, который вошел в сборник «Живых поэтов» – это как раз именно просто стих. Одно из моих исключений. Не факт, кстати, что я так уж силен именно в этой ипостаси.

АЛЕКСЕЙ ВДОВИН (группа «НедРа»)

Когда я начинаю, то четко понимаю, что пишу в данный момент –  стихотворение или песню. За редким исключением. В песнях слова следуют за мелодией обычно. В стихах больше свободы, но пишу я их редко. Я в первую очередь ощущаю себя все-таки музыкантом, а не поэтом.

Для автора зачастую самое драгоценное – это что-то созданное, условно говоря, вчера, а идеальное – еще не написано.

КИРИЛЛ МЕДВЕДЕВ (группа «Аркадий Коц»)

Современная поэзия по сути своей экспериментальна. Она каждый раз рискованным образом переосмысляет себя самое, зачастую не понимает заранее, к кому обращается, рискует остаться непонятой. Песня же – канонический жанр, предполагающий определенную эмоциональную реакцию, определенную аудиторию, довольно четкие критерии успеха («трогает-не трогает», «хит-не хит»). Песня – это возможность донести уже готовую эмоцию, ответить на уже существующий запрос и найти отклик. Поэзия же – возможность пересоздать, перечертить заново свои собственные границы одновременно со своей аудиторией. И одновременно песня напоминает современной поэзии о ее корнях, о той естественной эмоциональной среде, от которой последняя отошла довольно далеко. В общем, для меня важно сочетание того и другого. Хотя себя я считаю в первую очередь поэтом и активистом.

«Категорию пути никому не превзойти», – писал поэт Александр Бренер. Важен путь, каждый текст дает какое-то обещание, которое невозможно полностью выполнить, но невозможно отвергнуть, и это побуждает искать выход и идти вперед. Каждый последующий текст отвергает предыдущий и вместе они создают единую, подвижную, противоречивую картину. Все движется, все развивается во взаимосвязи и противоречии, поэзия лучше всего способна выражать эту истину диалектики.

САША ГАГАРИН (группа «Сансара»)

Стихи или песни? Обычно это делят. Но у меня где-то внутри есть ощущение, что мне бы этого не хотелось. Мне хотелось бы, чтобы песни могли работать и с листа, когда их читает человек, не зная о том, что это песня.

Хочется пококетничать и сказать, что я не музыкант и не поэт. Просто когда называют тебя как-то, вешают ярлык… Конечно, я поэт и музыкант. Но говорить об этом странно, неловко.

Лучшее стихотворение для автора – это что-то новое, то, что ты чувствуешь здесь и сейчас. Ни про прошлое, ни про будущее, а то, которое ты  чувствуешь, что оно уже есть.



Читай ещё: