STIGMATA УЖЕ НЕ ТОРТ

STIGMATA — редкий пример того, когда группа, которую многие уже похоронили и ничего не ждали от нее, возвращается и выдает очень мощный, даже новаторский альбом. Мы поговорили с участниками группы, чтобы понять, как им это удалось и чем группа живет сейчас.

Скажите, как вам удалось вовремя доделать этот альбом? Тарас (Тарас Уманский, гитарист – прим. ред) рассказывал, что он может месяцами работать над одним треком, полностью его переделывая.

Дмитрий Кожуро (гитарист): Все сложно было. Начиная с первой ноты и до последней. Это уникальный альбом для группы. Многие вещи, на этом альбоме мы делали впервые. Бились лбом, пытались понять, как реализовать свои идеи. И дедлайн по сдаче альбома в итоге постоянно сдвигался. Сначала на две недели, затем еще на две, и так далее. В конце концов мы решили, что альбом будет первого ноября. Решили вносить только те коррективы, которые принципиальны, а на всякие мелочи уже забить. В итоге, мы реализовали по максимуму все наши идеи.

В чем уникальность этих треков?

Во-первых, мы использовали очень много инструментов, которые раньше группа не использовала.

Например?

Струнные секции, духовые, оркестровая перкуссия и очень много синтетических инструментов.

Артем Лоцких (вокал): Струнные у нас раньше были.

ДК: Но не в таких объемах. Сам дизайн песен, сама картинка, она достаточно хитрая и интересная. Там местами играет сразу по восемнадцать разных музыкальных инструментов. Вплоть до шумовых и голосовых эффектов. Это достаточно продюсерская картинка, не роковая. Если в рок-музыке главный инструмент — это гитара, то тут мы сделали так, что гитара встала в один ряд с другими инструментами, создавая общую пачку. Мы расчистили пространство и дали прозвучать и другим инструментам.

Все играли сами или приглашали музыкантов?

ДК: Часть скрипок и виолончелей нам прописывали знакомые ребята из Екатеринбургской «консервы». Отправил им ноты и они прислали готовые партии. Но в основном все сами, потому и постоянно отдалялся наш дедлайн.

Не было боязни, что вы сейчас навертите, а потом собрать не сможете?

ДК: Была конечно. Когда мы с Тарасом делаем треки, то бывает такое, что мы наколдуем-наколдуем аранжировку, а потом слушаем и думаем, воу-воу, как-то слишком сложно. Но назад дороги нет.

Всю музыку писал Тарас?

ДК: Насколько я знаю, в предыдущих альбомах многое писал Тарас, но вкладывались и прошлые участники банды.  У нас сложился некий тандем. У кого-то рождается идея, а потом мы с ним собираемся, аранжируем. Нам вместе комфортно работать.

А как вы все эти нагромождения аранжировок вживую играете?

ДК: У нас играет некий бэкграунд, включающий скрипичные и синтетические элементы и всю эту красоту, но весь гитарный хардкор мы играем вживую, конечно. По-уму, эти песни надо играть в 18-20 человек. Брать пять скрипачей, и так далее.

Гарри Топор легко согласился на фит?

АЛ: Насколько я знаю, легко. Он хороший, контактный парень. Тарас с Денисом ему прислали идею, он посмотрел, ему понравилось. Его тур-менеджер организовывал массовку для нашего клипа «Цунами», и через него мы заобщались.

Как работа с ним проходила? Он участвовал в сочинении текста?

АЛ: Я написал текст, который наш бас-гитарист Денис потом отредактировал. Изначально было три куплета, но один мы впоследствии выкинули и добавили тот, что написал Гарри Топор. Он записал его у себя на студии и прислал нам. А дальше мы уже с этим работали. Он вообще активно участвовал, давал какие-то свои замечания по треку. Это совместная работа была.

Все фиты, которые планировались, удалось реализовать?

ДК: Мы планировали еще совместный трек с группой «Слот», но не успели. Он выйдет позже.

А с кем-то еще из рэперов не думали сделать фит? Для расширения аудитории.

АЛ: Так особо пока не думали, но я бы угарел сделать фит с тем же Хаски. Очень харизматичная личность в хип-хопе. В начале я вообще не проникся его творчеством, а потом расслушал. Там и текстовая нагрузка, и подача настолько необычная, что в начале отталкивает, а потом раскрывается.

Многослойный артист.

АЛ: Согласен.

Почему на альбом вошли три трека, которые уже раньше выходили синглами? Для количества добили?

ДК: А как надо сейчас ответить? По-честному?

Конечно.

АЛ: Потом это прочитают наши поклонники и скажут «а-я-яй».

Они оценят вашу честность.

ДК: Как я уже говорит, у нас были определенные сложности с этим альбомом. И есть несколько композиций, которые являются неким логическим продолжением альбома. Они должны были быть на альбоме, но в него не вошли. Были на то веские причины. Так что мы скорее всего выпустим их синглом или «епишкой».

Вы говорите «логическое продолжение». В чем эта логика? Общая канва? Концепт?

АЛ: Какого-то общего смысла и посыла, как у рогатых дет-металлических альбомов, там нет. Альбом по концепции выдержан в одном ключе, в одном саунде.

ДК: Я бы сказал, что эти песни эмоционально выдержаны.

Вашим тру-фанам зашло новое звучание?

АЛ: Мнения разделились.

ДК: Прошло не так много времени, чтобы произошло некое осознание и переваривание нового альбома и нового звучания. Я думаю, что к весне, когда у нас продолжатся гастроли, люди его расслушают и уже адекватно, без предубеждений поймут для себя хорошо это или плохо. Сейчас еще есть эмоциональная составляющая, когда люди чего-то ждали, а получили немного другое.

Stigmata уже не торт?

АЛ: Конечно, сейчас это самая главная фраза.

Мое мнение, что тру-фанам должно не понравиться, а таким как я, просто меломанам, наоборот должно очень круто зайти. Потому что это действительно крутое музло.

ДК: Мы с Володей ходили на эфир на Radio Imagine в Питере, и ведущая сказала то же самое. Альбом получился таким, что наши фэны зададут много вопросов, но она, как любитель хорошей музыки, его закотировала.

И по лирике альбом сильнее, чем предыдущие работы. Артем, насколько ты участвовал в процессе сочинения текстов?

АЛ: Я достаточно мало участвовал. В основном над текстами работал наш бас-гитарист Денис, еще покойный Нильс из Sсang помогал. Некий мозговой штурм происходил. Я в какой-то момент себя немного исчерпал. Все-таки одна и та же музыка на протяжении длительного количества времени, определенная атмосфера, и очень сложно сломать в своей голове и писать что-то другое. Тем не менее, на «Восток» меня хватило.

На мой взгляд это самый сильный, самый злой текст на альбоме.

АЛ: Была идея написать текст про девяностые. Мы все жили в области…

Видели ад?

АЛ: Да, мы видели этот ад, когда людей расстреливали из автоматов на улицах. В три часа дня. У меня такое было, и у чуваков там жесть творилась. Возможно, люди, которые жили в городе этого и не видели, но мы, как жители Ленобласти максимально прочувствовали этот период на своей шкуре. То есть посыл был очень серьезный. Плюс, у меня лучше получается писать речитатив, чем текст на вокальные рисунки.

Я посмотрел все серии вашего сериала Superkozza, вы круто горели в свое время. Сейчас так же весело проводите время в туре?

АЛ: Это все по настроению.

ДК: В каждом коллективе, не обязательно в музыкальном, существуют свои приколы, сленг, атмосфера. Когда я только пришел в банду, то первое время смотрел, как разговаривает Денис с Тарасом, и я вообще не понимал, о чем они говорят. И это происходит до сих пор, но я уже влился, и это для меня уже нормальная ситуация.

Владимир Зиновьев (барабаны): Структура появления приколов формируется просто. Если человек проявляет слабость, то ее надо утрировать и все время бить в это место. Все очень просто. Кстати, Митяй, где твоя челка красивая? Зачем ты ее под шапку заправил?

ДК: Ну вот, начинается.

ВЗ: Например, собирать компромат. Фотографии, и при любом случае их показывать.

У вас есть какой-то чат, в котором вы делитесь гадостями?

Хором: Конечно!

Если вернуться к сериалу, то получается, что вы были видеоблогерами тогда, когда это еще не было модно. Сейчас производить видео стало проще, нет желания продолжить?

ВЗ: Если честно, то я бы прикололся. Но у нас все это как-то спонтанно получается. Это просто некие съемки, которые потом Денис нарезает так, что это получается смешно.

ДК: Сейчас просто еще нет таких длинных поездок, как были у группы пять лет назад. Может не набраться столько приколов, чтобы сделать интересный трехминутный фильм. Самое интересное бывает через несколько городов в туре. Происходит оскотинивание, акклиматизация.

Через какое время у вас происходит это оскотинивание?

Вз: Через неделю примерно. Мужской коллектив, безудержные шутки и веселье.

ДК: В этот раз у нас в Тюмени был случай. Мы вышли из поезда, перешли через пути по надземному переходу, через вокзальную площадь и уже грузимся в автобус. И слышим, издалека: «Ребята! Ребяяята!». Смотрим, а это проводник из нашего вагона бежит. Уже спускался с перехода: «Вы сумку забыли. Кругляшки!».

ВЗ: А меня с ними тогда не было.

ДК: Наш новый тур-менеджер Паша забыл Вовины тарелки.

ВЗ: Там кругляшков было тысяч на семьдесят.

ДК: Мы не особо испугались, а Паша — да. Он побежал обратно за ними. Повезло, что поезд минут двадцать стоял. Успел.

Кто придумал жест «Суперкоза»?

ДК: Никто, он всегда был. Народный жест.

ВЗ: А само слово наверное Диня придумал.

Но вы его прямо заэксплуатировали.

ВЗ: Почему бы и нет. Жест хороший, почему бы не узурпировать.

Почему ушел Ежака?

ВЗ: У него поменялось настроение по жизни, мысли. Так бывает со временем, меняются интересы, вкусы. Он занимается музыкой, но уже в другом русле. Он электронику делает. И татуировки бьет, больше в это русло направился.

Это когда у вас был период безвременья?

ВЗ: Это не то, что безвременье. Что-то происходило.

Со стороны казалось, что ничего не происходит.

АЛ: Со стороны обычно так и кажется.

ВЗ: Внутри нас происходила некая революция вкусов и всего остального. Кто-то это принял, а кто-то нет.

А кто ее инициировал?

ВЗ: Сама ситуация. Поменялось время, настроение, музыка, которая окружает. Постепенная эволюция.

Появление Митяя сильно повлияло на музыку?

Вз: Конечно, это можно услышать на альбоме.

Насколько сильно его влияние? Вы же давно в этой каше варитесь, можете заметить.

ДК: Да нет там никого влияния. В быту они же меня чморят постоянно!

ВЗ: Да мы же не про быт говорим.

АЛ: Можно я скажу? Приход Митяя как бы подытожил общий переход к той музыке, которую мы сейчас играем. Он намечался, а Митяй пришел и столкнул этот ком с горы. И покатилось. Самое главное — это запустить процесс.

Вот вы выпустили этот альбом, а что дальше? Какие-то стратегические планы на будущее строите?

ДК: Мы недавно только говорили на эту тему с Тарасом, хотели сделать какой-то новый трек и думали, каким он будет. И пришли к выводу, что еще не поняли отдачу этого альбома, как он сработал, и какую работу над ошибками надо проделать. Сейчас пока рано говорить о новых песнях. Откатаем весенние концерты и подумаем, как нам себя улучшить, чтобы не повторять ошибок. И только потом мы наметим новый вектор. Может он будет включать эмоциональную составляющую этих песен, а может будет больше духа старого хардкора.

Артем, скажи, почему на концертах ты не общаешься с публикой? Говорит обычно Тарас.

АЛ: Просто если я буду доносить какие-то мысли до публики на концертах, то это как если бы говорил Митяй.

ВЗ: Чего это ты сейчас Митяя так. Может он скрытый фронтмен.

АЛ: Нет. Я имею ввиду, что это будет очень заумно и очень по-питерски. А Тарас говорит намного проще. Он может сказать три слова, но они попадут в цель. Для людей главное — это простота и доходчивость. Я так не умею формулировать фразы. Если вы хотите послушать, как я говорю, приходите на мои мастер-классы по вокалу. Я там рассказываю целую лекцию. Вовчик был.

ВЗ: Я очень удивился. Это было классно.

Но тебя же прет на концертах?

АЛ: Конечно, но по-своему.

Правда, что ты пробовался на «Голос» в прошлом году?

АЛ: Правда. Это интересный опыт, там много прикольных чуваков встречается. Я еще на один кастинг пробовался, шоу «Песня» на ТНТ. Фадеев и Тимати делают. Мне это интересно с той точки зрения, чтобы посмотреть как все происходит, получить новый опыт.

А нет такой темы, что это зашквар и попса?

АЛ: Да это пофигу. Там меня спросили, чего я хочу от этого шоу. Я прямо сказал, что хочу хайпануть и больше ничего. Все эти кабальные супер-контракты мне не интересны. На примере Даши из группы «Слот» могу сказать, что это хорошо сработало. Она и новую аудиторию к группе подтянула, и смогла в этом шоу остаться собой.

За сценой следите? Кого-то из новых групп вы выделяете?

ВЗ: «Пошлая Молли», например. Они своей простотой музыкальной берут, примитивной записью.

Думаете, они выдержат время? Или это просто такой разовый прикол?

ВЗ: Тяжело представить, что бы они в тридцать лет пели эти песни, наверное, это все перерастет во что-то серьезное. А сейчас, для той аудитории, для которой они играют, это выглядит прикольно.



Читай ещё: