Шокофест: на стыке музыки и природы

Первый летний Open Air «Шокофест» прошел в Ногинске на базе отдыха Боровое с 18 по 20 мая. Корреспондент «Артиста» побывала на мероприятии и постаралась описать то, что происходило за пределами музыкальной программы. То, ради чего люди и едут мокнуть под дождем и кормить комаров на летних  фестивалях.

Утро субботы, как и предыдущее, началось с дождя. Прогноз на все три дня Шокофеста был неутешительным. Судя по отзывам тех, кто поехал в пятницу, Ногинск тонул как Атлантида, и без гидрокостюма на фестивале делать было решительно нечего.

Пока я с тоской смотрела в окно и размышляла, где достать по крайней мере болотные сапоги, несколько раз звонили родные и друзья, проезжающие через Ногинск, и сообщали, что там идет ливень, по сравнению с которым в Москве так, грибной дождик. В конце концов, дождь – это не град, не ураган и не метеорит. Так подумала я и поехала.

Расписание фестивальных автобусов, предоставленное организаторами, вызывало вопросы. Судя по нему, шокобасы уезжали с площади за минуту до прибытия электричек из Москвы. Орги успокаивали людей в интернетах, что автобусы будут подходить к каждой электричке и ждать своих пассажиров.

На практике все оказалось не совсем так. Уже в Ногинске, идя по платформе к вокзалу, я видела много людей с рюкзаками, нагруженных палатками, гитарами, едой и прочими нужными вещами, по которым сразу определялась конечная цель их путешествия. И вот, все вышли на площадь перед вокзалом, а там… Никакого автобуса.

«Ну что ж, — подумала я, — найду еще троих попутчиков и рванем на такси, никаких проблем». Видимо, я слишком долго думала эту простую мысль, но площадь стремительно опустела. Все куда-то делись. Осталось только несколько небольших групп людей, оказавшихся музыкантами.

И тогда, в минуту отчаяния, на меня наткнулся очень веселый и уже изрядно подзаправившийся топливом волосатый бородач, назвавшийся Кутузовым. Он развил бурную деятельность по поиску транспорта, попутчиков и просто развлекал всех окружающих. Пока он усиленно общался, негодовал на то, что за музыкантами не прислали личные лимузины, «шокобас» все-таки подъехал.

Обещанного ливня, кстати, так и не было. Вернее, к моему приезду он успел закончиться. Пару раз начинал накрапывать неуверенный мелкий дождик, но про него даже не стоит говорить.

На базе Боровое меня встретили злые комары и добродушные охранники, которые почти никого не обыскивали. Как выяснилось позже, народ тащил через проходную все – начиная от еды и мангалов, заканчивая алкоголем в стеклянной таре и ножами. Хотя официально сообщалось, что разводить костры на территории базы можно лишь в специально отведенных для этого местах, организаторы особенно за этим не следили. И это хорошо, потому что те, кто приехал на Шокофест в пятницу, промокли насквозь и пытались с помощью костров хоть как-то сушить свою одежду, а главное, обувь.

К двум часам дня жизнь кипела в основном в палаточных городках, раскинувшихся в лесу. Три сцены, расставленные в достаточном удалении вокруг озера, чтобы не перекрывать своим звучанием друг друга, можно сказать, пустовали. Кстати, сцена «Остров» накануне вечером то ли сломалась, то ли утонула, поэтому там никто не выступал. Ее пытались спешно починить, но расписание выступлений сдвинулось на неопределенный срок. Некоторых музыкантов, например, группу «Журавли» перевели на сцену «Материк».

Люди неспешно гуляли вокруг озера, перемещались между сценами. Дети бегали и играли. Можно было наблюдать картины, когда друг другу навстречу идут две небольшие компании, потом вдруг начинают радостно кричать и обниматься. Оказывается, что кто-то из одной тусовки знает кого-то из второй. Через пять минут выясняется, что все друг друга знают, две компании сливаются, перемешиваются, потом хаотично делятся на несколько маленьких группок и расходятся в разные стороны, договариваясь встретиться попозже. В общем, такое себе броуновское движение.

После нескольких часов таких хаотичных блужданий, придя в палаточный лагерь, я обнаружила, что тоже уже всех знаю и со всеми дружу. Мы обсудили все на свете: тонкости кузнечного дела, причины, по которым многие люди называют тамбурин бубном, а также основные отличия кошерной еды от халяльной. А это значило, что пора в очередной раз выйти из леса и прогуляться между сценами.

Очень хотелось пить, и я спросила у ребят, что находится в одной из пластиковых бутылок. «Медовуха» — был ответ. «О, это то, что нужно», — решила я и сделала два уверенных глотка прямо из горлышка. Я бы сделала еще и третий, и четвертый глоток, если бы где-то между первым и вторым не поняла, что в этой «медовухе» градусов 60, не меньше! Глядя на мои безуспешные попытки выдохнуть и что-то спросить, народ терпеливо ждал. «Что, простите, это было?» — наконец удалось мне прохрипеть. «Хреновуха. А ты не знала, что она такая крепкая? Куда ж тогда полезла?»

Мы шли по дорожке, старательно обходя грязные лужи и любуясь природой. От хреновухи краски казались ярче, несмотря на пасмурную погоду, а люди – еще добрее. И тут из леса на нас выскочил медведь! Вернее, чувак в костюме когда-то белого, но давно не мытого медведя. Он был весел, мягок и правдоподобен. Пообнимавшись с мишкой, мы наконец дошли до главной сцены.

Я столкнулась с музыкантами группы «Станционный смотритель», они накормили меня борщом, пожаловались, что из-за сломанной сцены их выступление перенесли за полночь. Ближе к вечеру зрители у главной площадки постепенно уплотнились. Началось фаер-шоу и выступление группы «Калинов мост».

Во всеобщем веселье я вдруг осознала, что вокруг темно и неплохо бы взглянуть на часы. Нужно же было успеть на последнюю электричку. Жаль было признавать, но лично для меня вечер заканчивался. Добравшись до выхода, я увидела компанию молодых людей, которые провожали подругу. Ей надо было уезжать, и к всеобщему удовольствию, мы с ней поехали вместе. Время как-то внезапно ускорилось, а автобуса все не было. Хотя организаторы обещали, что он подойдет с минуты на минуту.

Зато таксист довез нас до вокзала за рекордно короткий срок, так что осталось еще время, чтобы выпить чаю в ближайшем кафе, познакомиться с местными жителями и послушать несколько любимых песен на телефоне, подключенном к барным колонкам. И только в поезде на меня вдруг навалилась усталость за пережитый день. Обняв рюкзак, я дремала и тихонько завидовала людям, которые остались на Шокофесте, потому что это был настоящий праздник дружбы, любви, тепла и доброты.

 

 

фото: Елена Румянцева



Читай ещё: