Рок на высоте. Группа TattooIN выступила на Эльбрусе

TattooIN всего год, но они уже успели дебютировать на фестивале «Нашествие», выиграли битву за эфир на «НАШЕм Радио» и отправили один из треков на Каннский фестиваль в качестве саундтрека к фильму «Точка невозврата». А теперь и выступили в горах Эльбруса на высоте 4000 метров.

Задумка выступления на Эльбрусе не принадлежала кому-то одному. Скорее, это был продукт коллективного разума. Первоначально, они хотели просто погулять в горах. Никаких восхождений в планах не было. Далее идея начала развиваться и прогрессировать. Музыканты решили взять пару акустических гитар, побренчать на водопаде и снять это на видео. Чуть позже стало понятно, что это несерьезно. Если уж выезжать куда-то с камерами, то надо сделать масштабно – сыграть полный звук в электричестве.

«Мы с Кириллом Качановым (ударником) придумали эту затею чисто с туристической точки зрения, – говорит Роман Кузьмин, фронтмен TattooIN. – Хотели провести отпуск в горах. Чуть позже этой идеей заинтересовались и остальные участники коллектива. Но когда стало понятно, что мы можем пойти в горы всей группой, конечно начали думать, что можно что-нибудь сыграть».

Тот, кто понимает в концертном звуке, поймет, что реализовать затею было непросто и пришлось продумать каждую деталь. Организовали трансфер аппаратуры из Москвы в ущелье. Сначала музыканты думали, что сыграют у подножия или поднимутся метров на триста. Потом при помощи гида выяснилось, что можно поднять все по канатной дороге до станции «Мир». А дальше, на другой «канатке», еще выше. Но вторая канатная дорога как назло сломалась, и дальше пришлось идти с аппаратом на руках до снега, а потом арендовать гусеничные ратраки. Аппаратуру поставили на площадку прямо на краю обрыва в тысячу метров.

«Честно говоря, этот концерт мы сыграли просто потому, что не знали, насколько все это сложно», – признается Кузьмин.

«Страшно было все время, – говорит гитарист Олег Бережной. – От неизвестности до «горняшки». В любой момент могла приключиться абсолютно произвольная беда. Без объявления войны. Но по большому счету, все обошлось. Горы были к нам благосклонны».

Доставить аппаратуру – это полбеды, а вот заставить все это звучать – другой вопрос. Могло, например, не быть погоды и ничего бы не случилось. Но музыкантам повезло. Небо было ясное. Однако погода на Эльбрусе меняется моментально, примерно раз в пятнадцать минут. Только что был штиль, а через минуту звук сдувает ветром так, как ни на одном оупен-эйре. Музыкантов спасал ушной мониторинг.

«Мы вытащили аппарат на площадку, подключились к вагончику через удлинитель и стали играть, – делится восторгом Роман Кузьмин. – Наш рок разносился на многие километры. Думаю, даже до границы с Грузией долетал».

«Звук в таких ситуациях для музыкантов имеет второстепенное значение, – добавляет басист Максим Фирсов. – Недочеты компенсируются кайфом от происходящего. Справа – обрыв, слева – две вершины, а за спиной – расщелина, которую тут называют «трупосборник». Перед тобой – два десятка альпинистов со всего мира, которые балдеют от увиденного и услышанного. Тут любой издаваемый звук кажется феерически крутым».



Читай ещё: