«Проявление высшего замысла» — интервью с лидером группы PuzzleWood

Группа PuzzleWood — это тот самый случай, когда в родной стране тебя и твое творчество принммают единицы, а в Европе тебя зовут на фестивали, западные издания берут интервью, а лейблы готовы подписать контракт и перевернуть твою размеренную жизнь с ног на голову. Журнал «Артист» встретился с основателем и лидером группы Антоном Легатовы и поговорил про прогрессив в России, переезд на запад, Владимира Высоцкого и, конечно, про дебютный альбом «Gates Of Loki».

Антон, Puzzlewood – это группа, которая делает очень качественный контент, но одновременно находится, мягко говоря, в тени. Почему вы не найдете себе хорошего пиарщика, который сможет превратить ваши концерты в события мирового масштаба? Тем более про вас периодически пишет западная пресса.

Да, и очень много пишет. От Российских журналистов мы не добились фактически ни одной официальной рецензии, адекватной неофициальной тоже. Это удивительный факт и не никто в него не верит, но для появления в западных музыкальных изданиях мы вообще ничего не делали. На нас вышли люди и сказали – хотите, мы поможем. И они делают все сами. У нас есть страница на Badcamp, мы не регистрировали ее, нам ее зарегистрировали. И получается, что в России нас не заметили, а со стороны Европы идут приглашения на концерты и фестивали.

 

Так что насчет пиарщика?

Их не существует в природе. Мы искали человека, который готов за деньги с нами работать. Адекватная часть таких людей нам говорила, что они не знают, что с нами делать, что это за музыка, куда с ней идти и каким образом нас двигать. Неадекватная часть предлагала безумные решения, которые стоили времени и денег, но не дали бы реального эффекта.

 

Например?

Например, сделать концерт с какой-нибудь группой, статью в журнале, один даже предлагал эфир на федеральном канале. Не лично нам, но мы бы засветились. Где наша аудитория и где федеральный канал? Надо понимать, что это специфическая нишевая музыка, и никакого толку от таких действий не будет. Людей, которые адекватно понимают, как это двигать, которые готовы работать, просто нет. Я недавно даже ходил к одному очень серьезному специалисту по пиару и коммуникациям, Ольге Поповой, поговорил с ней, и она сказала то же самое. Вдобавок, у нас в группе все музыканты крайне интровертные, от чего ситуация сильно усложняется.

 

Но ведь ты – ядро группы, и музыкантам не надо ни с кем общаться, если это делает один из участников.

Это правда, но на мне, как на руководителе этого проекта, лежит большая ответственность. Я гитарист и вокалист, что само по себе довольно жестко, в нашей музыке гитара играет очень важную роль, а про вокал я уже и не говорю. Кроме того, я пишу всю музыку, абсолютно все тексты и занимаюсь всем, что связно с идеологически-организационной деятельностью. Если я возьму на себя и роль пиарщика, которому надо сидеть и SMM заниматься, то я совсем перестану спать, но ни к чему хорошему это не приведет. Промоутер Джефф Эйдельман очень точно сказал: «Если музыкант начинает заниматься пиаром, он перестает быть музыкантом». Музыкант теряет время, которое он мог бы тратить на занятия, написание нового материала, на рефлексию над материалом, что, кстати, очень важно в такой музыке.

фото из паблика в VK

В России есть множество людей, которые любят прогрессив, но складывается ощущение, что они все находятся в тени. Как ты думаешь, почему так происходит, и где ваша армия фанатов?

Иллюзии на тему армии фанатов меня покинули тогда, когда приехали Crimson Project и мы с басистом пошли на концерт. Он был в Arena Moscow (ныне Bud Arena – прим. ред.), где ранее прошел концерт Billy Idol. Наш басист Никита как раз на него ходил, и мы были в ужасе от числа зрителей на Crimson Project. К нам приехали из оригинального состава King Crimson, который мы любим по «Power To Believe», и зал был заполнен где-то на одну пятую. На Billy Idol люди были как селедке в бочке, а тут я спокойно обошел зал, близко на артистов посмотрел. То же самое было с первым в России концертом Джона Маклафлина в Crocus City Hall, где верхняя галерея зала была просто закрыта. То есть я давно понял, что эта музыка в мире не очень популярна. Любое сложное искусство, которое заставляет думать мозгами и открывать душу, всегда будет менее популярным, чем что-то простое и понятное.

 

Что ты понимаешь под определением «независимый музыкант», если у нас в России, по большому счету, 95% музыкантов могут назвать себя независимыми?

У нас нет независимых музыкантов, у нас есть ненужные музыканты, которые выживают. Это существование из разряда «Вы нас только не трогайте». Страна у нас такая специфическая, лучше, когда тебя не трогают.

 

Как ты выживаешь? Занятие музыкой в России по скромным подсчетам очень невыгодное и затратное занятие.

Ввиду того, что у меня есть хороший образовательный бэкграунд, я могу себе позволить брать какую-то работу, которая для других будет сложна, а я ее сделаю легко и быстро. Я нахожусь в ситуации, которую я сам себе давно строил, зная, что моя жизнь сложится именно так.

 

Чем занимаются остальные музыканты из группы?

Басисит учится в университете и подрабатывает, а у барабанщика тоже есть какая-то работа.

 

Вам всем хотелось бы заниматься только музыкой?

Да, и мы все к этому стремимся. По сути, я занимаюсь только музыкой, ведь если взять тот объем работ, которые я выполняю, занимаясь чем-то еще, музыка будет занимать процентов 70. Получается такое обратное хобби. Понимаешь, музыкант в современном мире – это не профессия, это образ мышления, образ жизни, никак не связанный с тем, где ты получаешь деньги. Ты всегда думаешь о музыке, что в реальности не очень здорово. Я знаю музыкантов, которые исключительные профессионалы, но личностно крайне несчастные люди. Это как спорт, только хуже, потому что в спорте ты начинаешь в 8 лет, а заканчиваешь в 30, а в музыке ты начинаешь в 4 года, и в 40 лет у тебя все только начинается.

 

Думал ли ты, с учетом того интереса, который к Вам проявляют на западе, туда перебраться?

Мы много думали об этом, и я даже общался с на эту тему с друзьями из Канады, Бельгии, США, Австралии и так далее. Там хорошо работать, особенно музыкантам, но жить лучше здесь. Там жизнь стоит намного дороже. Мы уже говорили, что в России всем наплевать на людей, и это хорошо. В США, например, все очень строго, за каждую копеечку надо ответить, не говоря про стоимость жизни или стоимость недвижимости. У нас она тоже высокая, но это не сравнить с той же Европой или Америкой. С точки зрения работы очень хотелось бы там поработать, а вариант с проживанием я начну рассматривать тогда, когда пойму, что мне все равно, где жить.

фото из паблика в VK

Антон, как ты относишься к Высоцкому?

Высоцкий очень сильный поэт, который был заложником социального строя. Он несомненно, велик, но я очень не люблю, когда из людей лепят героев. Градский на эту тему хорошо сказал – из таких людей, как Высоцкий, лепят героев, потому что очень удобно, когда герой мертвый и им можно постоянно понукать живых, что он был лучше, чем ныне живущие. С Цоем та же история. А если говорить о его культурном значении, то оно огромное, но во многом очень негативное, ведь благодаря ему стал популярен весь современный шансон.

 

Давай поговорим про ваш сольный альбом «Gates Of Loki». Что он для тебя значит?

В первую очередь, это очень большой период жизни. Альбом сформировался в тот период, когда появлялось четкое понимание, что мы делаем и как. С момента написания первой песни и до того момента, как он вышел, прошло 4 года. Фактически в 25 лет я написал первую песню, в 29 лет я его выпустил. В этот период ты уже становишься окончательно взрослым человеком, и в голове возникают другие вопросы. В частности, ты определяешься с тем, что ты делаешь. Когда я его послушал от начала до конца, у меня прозвучало в голове «так вот какой ты». Эта музыка сильно отражала то, как я мыслил в тот период. Для меня он стал обелиском на пути, и мне было приятно, что мы пришли не к какой-то херне.

 

Были моменты после выхода альбома, когда тебе хотелось в нем что-то переделать?

Постоянно. Я сумасшедший перфекционист, мне очень сложно сказать себе «Все, стоп». У нас был тяжелый процесс записи, и в итоге на альбоме есть много ошибок, которые посторонний человек никогда не услышит. Но я себя успокаиваю тем, что он вообще получился не таким, как я себе представлял. Он не лучше и не хуже, он просто другой. В результате, от российской публики мы получили очень много отрицательных отзывов, иногда в грубых формах. Причем это были очень серьезные люди, которые являются редакторами крупных музыкальных журналов и интернет-порталов. А потом, когда мы начали получать рецензии из-за рубежа, ситуация кардинально поменялась. Оттуда нет ни одной негативной рецензии. Самый большой негатив связан с тем, что «Gates Of Loki» – это слишком сложно.

 

Я бы воспринял это как комплимент.

Я давно сделал для себя вывод о том, что мы не пишем музыку для людей. Мы пишем музыку, она пишет сама себя, а мы ее воплощаем. Зритель появляется только тогда, когда он начинает слушать эту музыку, до тех пор он не существует. Это отличие нашей творчество от рока или попсы. Если ты в проге думаешь о восприятии музыки зрителем, ты прог никогда не напишешь.

фото из паблика в VK

Как тебе кажется ваш альбом во времени появился слишком поздно, или он наоборот его опережает?

Я искренне считаю, что если что-то должно произошло в какой-то момент, значит для этого есть какая-то причина. Есть такая фраза: «Господь наделил нас свободой воли, но твоя свобода воли заканчивается там, где начинается высший замысел». Любое появление чего-то подобного – это проявление высшего замысла.

 

Что будет с группой Puzzlewood в 2018 году?

Во-первых, у нас идет работа над альбомом, который будет сильно отличаться от «Gates Of Loki». На нем будет больше эмбиента, больше электроники, и он будет более минималистичным. А в остальном – я не загадываю. Куда Всевышний пошлет, туда и пойдем. Мы, как ты мог догадаться, никогда не отказываемся ни от каких возможностей, которые иногда приходят из неожиданных мест. Так что я не удивлюсь, если через год окажусь в Калифорнии и буду там писать альбом. Но я с уверенностью могу сказать, что мы не намерены заканчивать и не собираемся переводить музыку в удобоваримый формат и подключать продюсеров, которые превратят наше творчество в попсу. В этом плане смысле мы будем верны себе до конца.



Читай ещё: