План Ломоносова: «Панк для нас это — свобода во всем, чем мы занимаемся!»

Недавно самые «литературные» панки, группа План Ломоносова, получили свою первую премию «Чартова дюжина», журнал «Артист» не мог пройти мимо этого события и не поздравить парней с наградой. Они рассказали о новом альбоме, которой должен выйди уже этой весной, поговорили о краудфандинге в панк-роке и о планах на «Олимпийский».

Сначала ваша песня «#ЯЛюбовь» попала в топ «Нашего Радио», а буквально на днях вы получили премию «Чартова дюжина». Как ощущения? Восторг или это просто рабочие моменты?

Денис Хромых (гитара): Ощущения прекрасные. Ближе к восторгу. Мы впервые получили такую награду, да и песни наши раньше не звучали на «Нашем Радио».

Александр Ильин (вокал): Согласен, чувства смешанные. Смесь закономерного с невероятным.

Вам не привыкать выступать на больших площадках, но на «Чартовой дюжине» было хоть немного волнительно?

Андрей Шморгун (бас гитара): Да, волнение было. Наши шоу обычно очень энергичные и подразумевают активное взаимодействие с публикой, а в «ВТБ Арене» мы играли на верхней сцене, навскидку, это примерно крыша пятиэтажного дома, поэтому ощущалась легкая, непривычная отдаленность. Еще мы, к сожалению, не частые гости эфиров. Пока только песня «#Ялюбовь» попала в ротацию радио. И было не понятно, знает ли вообще публика «Чартовой дюжины», кто такие План Ломоносова. Но в итоге, когда мы заиграли, народ очень взбодрился, запел песни вместе с нами, и даже удалось устроить огромный общий прыжок.

 

Кстати, расскажите, что для вас вообще значит быть «успешной группой»?

Александр Ильин: Вы у нас, как у «успешной группы» спрашиваете или спрашиваете в общем, что такое «успешная группа»? Если второе, то это надпись «солдаут» на афишах, если первое, то, чем больше народу, тем веселее, тем больше энергии высвобождается на концертах — это чистейший кайф, по крайней мере для меня. Но, успех — это только отчасти популярность. Так же, успех — это достижение цели с положительным результатом. А для этого нужно не только кайфовать.

 

А что приносит больше удовольствия, вот такие моменты, как премии, или сам процесс музыкальной деятельности? Репетиции, записи, концерты?

Александр Ильин: Момент появления новой песни для меня самый сильный, в эмоциональном плане, самый радостный.

Дмитрий Бурдин (ударные): Сначала это горящие глаза шести парней, которые на репетиции придумали крутой трек, правильно записали его в студии и потом  на концерте зрители поют строчки этой песни громче микрофонов! Вот это высшее удовольствие!

 

Музыка как способ самовыражения или вы ставите перед собой какие-то более осязаемые задачи?

Александр Ильин: Самовыражение. Остальное — побочки.

 

Что ждать от новой пластинки? Готовите что-то аутентичное в духе «Облака в штанах» или дадите, например, старого доброго панк-рока?

 

Андрей Шморгун: Это будет «неоклассика» от «Плана Ломоносова», старый добрый панк-рок! Хорошие тексты, задорные ритмы, драйв.

Денис Хромых: Пластинка уже давно ждала выхода, некоторым песням уже много лет, они ждали своего часа. Это будет быстро, мелодично, романтично и немного агрессивно, все как мы любим.

Андрей Шморгун: Мы возвращаемся к корням!


Насколько я знаю, вы запустили сбор средств на новый альбом через краудфандинг. Тема, прямо скажем, «острая». Расскажите, как вы пришли к этому?

Александр Ильин: Когда у нас была возможность записываться на свои деньги, мы так и делали. Более того, мы выкладывали нашу музыку в бесплатный доступ и предстоящий альбом не будет исключением в этом плане. Сейчас у группы средств на запись нет, такое бывает, поэтому «помощь зала» нам не повредит. Тем более, помощь эта не безвозмездная. Люди не просто отдают деньги, а покупают у нас мерч, диски, будущий альбом, уроки игры на инструментах и т.д., и т.п. Пришли к этому путем голосования, большая часть коллектива была «за» такую схему, вот и все.

Андрей Шморгун: Мы с ребятами до последнего старались все делать сами и на свои деньги, были вложены огромные средства во все наши альбомы и в презентацию «Облако в Штанах». Естественно отбить затраты не получилось. И когда настал момент готовиться к записи нового альбома, мы поняли, что исчерпали свои ресурсы. Поскребли по всем сусекам, достали некоторое количество налички, но этого оказалось мало, и мы вынуждены были пойти по этому современному и модному пути. Да, есть один немаловажный момент. Мы не просим безвозмездно перечислить нам баблишко. Наша «Планета» — больше интернет-магазин. Любой желающий приобретает то, что ему интересно из предложенных акций. Есть, конечно, вариант просто, закинуть деньги, но в основном это какие-то товары, диски, майки, предзаказ будущего альбома и т.д. Если бы у нас была возможность обойтись своими силами, мы бы так и поступили, как мы делали все эти годы. Но повторюсь, к сожалению, нам пришлось прибегнуть к такой мере, и мы максимально постараемся никого не разочаровать.

 

Уже можете сделать какие-то выводы, как ваша аудитория реагирует на сбор?

Александр Ильин: А мы этим вопросом озаботились заранее. Прежде чем вписываться в работу с «Планетой», мы провели опрос в наших группах в соцсетях, и опрос показал, что людей, которые очень хотят нам помочь, в десять раз больше, чем людей, которые считают взаимодействие с фэнами в таком виде неуместным. После запуска проекта в комментариях оказывалось два, ну, максимум три пердуна на эту тему, все остальные были обеими руками за. Короче, наша аудитория с нами и за нас. Они точно знают, что мы их не обманываем сейчас и не разочаруем в будущем.

Мнение коллег вас не очень беспокоит, не боитесь, что Distemper и про вас споют?

Андрей Шморгун: Очень боюсь, Серега, Славик пощадите нас, не надо!

Александр Ильин: Если группа Distemper запишет песню про нас, для меня это будет настоящим счастьем! Во-первых, появится новая песня Distemper,ма во-вторых, мы автоматически войдем в историю русской ска-панк сцены. Что же в этом плохого?

Кстати, почему именно в отечественной панк-тусовке краудфандинг не очень котируют?

Андрей Шморгун: За всю тусовку сказать сложно. Могу сказать за себя. Я не котирую краудфандинг, когда жирные коллективы, у которых есть возможность достать из концертного заработка 500-700 тысяч, а то и пару лямов на запись альбома, начинают просить скинутся фанатов, не из-за нужды, а потому что они могут собрать и знают это. А молодые и действительно нуждающиеся коллективы не смогут собрать нужную сумму, потому что их вытесняют те, кого все знают. Получается странная дилемма, те, кому надо не имеют возможности собрать, те, кому не надо — имеют. Думаю, именно такой расклад обламывает людей.

Александр Ильин: Я думаю, что, плюс ко всему, многие просто не компетентны в вопросе и основывают свои выводы на поверхностном знакомстве с темой. Чем, например, торговля мерчем на концерте отличается от торговли мерчем в рамках краудфандинговой компании? Ничем. Только мотивацией. Во втором варианте, помимо, скажем, футболки, люди получают информацию на что пойдут потраченные ими деньги. А деньги пойдут на новый альбом, а не на мороженное, и такой расклад стимулирует продажу. Или в чем разница — заплатить за альбом до или после выхода?

Но, основанная причина — это, конечно, то, что панки не любят спекулянтов. А к местам, где речь идет сборах денежных средств всегда прилипает что-нибудь подобное.

 

Кроме альбома, готовите еще что-нибудь новенькое в ближайшее время? Клипы, совместные треки?

Андрей Шморгун: Недавно, в рамках нашего нового проекта «Камера наблюдения», мы записали трек совместно с Игорем «Кешем» Лобановым из групп «Слот» и «Модем». Пока не ясно, как песня выйдет, возможно, будет одним из бонус-треков нашего нового альбома. Клипы очень хотим снимать, но пока наше внимание целиком сосредоточено на записи нового альбома.

Денис Хромых: Еще мы записали кавер на группу «Калинов мост» под названием «Гон в полдень». Все выйдет вот уже этой весной.

 

Кстати о фитах. Если бы была возможность выбрать любого музыканта и записать с ним совместный трек, кого бы выбрали?

Денис Хромых: Отвечу так: если мы придумаем песню, в которой сами не сможем справиться с аранжировкой, например, не сможем сыграть на губной гармошке, как в нашем новом треке «Памяти рок-н-роллу» с нового альбома, то будем звать кого-то на фит. А так у нас был прекрасный опыт фита с Александром «Чачей» Ивановыми, Михаилом «Горшком» Горшеневым в нашем треке «Не торопись!». Мы записали фит с главными панками страны, так как текст требовал эмоциональной окраски разных поколений панков, собственно у нас это получилось. Что будет дальше, одному Богу известно. Но это не точно.

Есть какие-нибудь клише в отношении вашей группы, которые вас раздражают?

Александр Ильин: Коммерческий проект. Но, тоже без надрыва. Понятно же, что люди просто не в теме, а чем меньше знаешь, тем больше орешь по поводу и без.

Андрей Шморгун: Просто неприятно, когда люди думают, что Саня, будучи успешным актером, исключительно этим двигает группу, они не слышали песен, не бывали на наших концертах, но при этом уже имеют мнение. И много раз бывало, когда люди признавались, что изменили свое мнение, побывав у нас на концерте, увидев, что группа работает сама по себе.

Дмитрий Бурдин: Еще бесит клише «тру панк». У людей сложилось очень странное и непонятное мнение: если назвался панком, то ты должен то, должен это и т.д.

Все вот эти холивары про краудфандинг, ротации на радио, «опопсели» и другие темы, не устраивающие этих «тру диванных панков». Панк для нас — это свобода во всем, чем мы занимаемся!

Какое ваше «детище» самое любимое и дорогое? Что точно не стыдно будет показать внукам?

Денис Хромых: Думаю наше музыкальное полотно на стихи Маяковского «Облако в штанах» из 19 треков будет тем самым произведением, которое не стыдно показать кому угодно.

Какие строите планы на будущее? Если планировали собрать «Олимпийский», не стесняйтесь, скажите как есть.

Александр Ильин: «Олимпийский» — хорошо, подвал на сто человек — тоже хорошо, главное, чтобы плотно!

Денис Хромых: Вообще есть план записать крепкий альбом, сделать документальный фильм о группе, собрать «Олимпийский», построить дом, вырастить сына, посадить дерево, слетать на Марс, купить небольшой участок на Луне, ну вот собственно и все.

Есть ли такие пункты, которые нужно обязательно выполнить, чтобы считать, что жизнь удалась?

Дмитрий Бурдин: Жизнь удается, если ты живешь в удовольствие, занимаешься любимым делом и за спиной у тебя любимая семья и верные друзья.

Александр Ильин: Неплохо хотя бы раз в жизни остановиться и сказать себе: “Я счастлив, прямо сейчас!”. И главное в этот момент — не наврать!

Ну и напоследок, небольшой блиц:

Семья или карьера?

Александр Ильин: Вообще понятие «карьера» не люблю и к себе его не отношу. Семья.

Виски или велотренажер?

Александр Ильин: Велотренажёр. Не пью довольно давно, поэтому… Но, зарекаться не буду!

Дмитрий Бурдин: Утром велотренажер, вечером виски. Шутка! Всё должно быть в меру.

Маяковский или Пушкин?

Александр Ильин: Конечно, Пушкин! Вы чего?

Денис Хромых: Пушкин прекрасен, но Маяковский близок по духу

Сид Вишес или Боб Марли?

Дмитрий Бурдин: Марли, он хоть музыкантом был.

Александр Ильин: Боб и Сид — несравнимые величины. Сид — икона, потому-что, грубо говоря, рано умер, а Боб — потому-что гений. И как музыкант и как человек, конечно же, Боб.



Читай ещё: