Никита Новицкий. Не клубом единым

Многие музыканты мечтают играть на сцене, сами организовывать концерты и желательно, чтобы еще у них был свой клуб. Эти мечты удалось воплотить Никите Новицкому — управляющему партнеру клуба RED, основателю концертного агентства Line Up и гитаристу группы Olimpia. Журнал «Артист» встретился с Никитой и поговорил о концертном бизнесе и конкуренции среди клубов.

Никита, расскажи вкратце, чем конкретно ты занимаешься и в чем состоят твои обязанности?

Конкретно по клубу RED — я управляющий партнер, плюс у меня концертное агентство Line Up, оно существует уже лет семь, и группа Olimpia, которая в некотором смысле тоже имеет отношение к шоу-бизнесу. Если говорить об обязанностях в рамках работы в RED, то их перечислить достаточно сложно. Так как клуб RED интегрирован в холдинг, и многие вопросы решаются коллегиально управляющей компанией холдинга. А что касается непосредственно трафика событий в RED и жизнедеятельности клуба, это уже моя зона ответственности и моей команды.

Как себя чувствует концертный бизнес в конце 2017 года в Москве?

После шокового 2014 года, в целом, восстановился. Тогда была очень сильная просадка по числу иностранных артистов, за последние годы их стало приезжать значительно больше. В связи с этим тогда началась гонка концертных агентств за отечественными артистами.

Как концертные агентства и площадки делят артистов?

Организаторы мероприятий, как правило, изначально букируют артистов под ту или иную площадку. Если выстраивать последовательность, то это происходит так. Сначала промоутер выбирает артиста, потом площадку, которая подходит под этого артиста и под бюджет, который нужно сформировать. Затем уже делает предложение артисту, в котором указана выбранная площадка с вместимостью. Первый вопрос, который агент задает промоутеру — это вместимость площадки, просят прислать фотографии. Следовательно, гонорары артистов строятся с учетом вместимости площадки, потенциала заработка и сборов.

В случае клуба RED концертные агентства договариваются через холдинг или непосредственно обращаются в клуб?

У нас на каждой площадке есть своя управляющая компания, либо менеджмент площадки, и даже внутри нашего холдинга существует здоровая конкуренция, что, по-моему, хорошо. Естественно, каждая из площадок работает напрямую с организатором.

Насколько вообще сильна конкуренция между площадками в Москве?

Она существует, но в Москве в данный конкретный момент выбор по площадкам не большой, поэтому очень жесткой конкуренции, доходящей до грызни, нет. Я общаюсь практически со всеми директорами площадок, и даже если бывают какие-то спорные моменты, то всегда можно договориться.

Можешь описать ситуацию, которую можно было бы назвать словом «грызня»?

Как правило, грызня происходит из-за артистов и промоутеров. Больше ругаться не из-за чего. Промоутеры сами выбирают, с кем им комфортно и удобно работать, у кого лучше условия, какая площадка больше подходит под того или иного артиста. А если клубы сами букируют артистов, то в этом случае грызней можно было бы назвать попытки перебить гонорар другой площадки, чтобы артист выступил у тебя.

Если промоутер сам выбирает площадку, как можно сделать ее более привлекательной, чем у конкурентов?

В Москве все площадки очень разные по локации, вместимости, наличию того или иного технического оснащения. Промоутер выбирает площадку исходя из ее удобства для работы. Хотя, конечно, человеческий фактор часто играет в этом случае важную роль, тогда надо договариваться.

Как клуб RED букирует западных артистов?

Как я уже говорил, у нас есть отдельно клуб, отдельно концертное агентство. Сам клуб не букирует артистов, это делает концертное агентство, которое реализует проекты на базе клуба. Как правило, мы работаем с рядом российских агентов, которые за определенную комиссию нам в этом помогают.

То есть если, допустим, ты уходишь из RED, то у клуба не будет возможности привозить западных артистов?

Свято место пусто не бывает, появится другое агентство. В любом случае, мы как организаторы делаем только 20-30% мероприятий.

У клуба RED вместимость 1200 человек, максимум 1500. Для крупных артистов это может быть мало, для малоизвестных — слишком просторно. Есть ли проблемы с габаритами клуба?

Так можно про любую площадку сказать. Для стадионного артиста площадка в три тысячи человек маленькая, а для того, кто собирает полторы тысячи зрителей, это большая площадка. Существует масса артистов, которая на определенном этапе собирает такое количество людей, и в данный конкретный момент клуб с такой вместимостью ему подходит. Вдобавок, существует большое количество артистов, которые потенциально собирают в разы больше посетителей, но время от времени проводят промежуточные мероприятия: новогодний концерт, специальная программа, акустический концерт, для которых вполне подойдет вместимость RED. Например, в феврале будет концерт группы «Пилот», которая обычно собирает много зрителей, или Noize MC с программой «Новогодняя елка». Более того, есть такой классный клуб «16 Тонн», который вмещает 400 человек, но те же самые артисты там играют специальные программы.

Как быстро у вас забиваются даты наперед в сравнении с другими площадками?

Я не могу сказать относительно конкурентов, потому что не знаю, как быстро у них букируются даты, но у нас, например, сейчас организаторы планируют мероприятие, которое пройдет осенью. Для площадки такого масштаба, как наша, это достаточно рано.

А у вас больше входящих запросов или вы больше сами ищете артистов?

Уже около двух лет больше входящих. Безусловно, на старте, когда бренд только начинал развиваться, приходилось бегать и всех упрашивать сделать у нас концерт, а когда площадка заработала себе имя, организаторы сами хотят сотрудничать, видят потенциал.

Клуб RED расположен в самом центре Москвы, что, конечно, дает ряд очевидных преимуществ. А какие есть недостатки?

Наверное, кроме пробок, в которых приходится стоять, чтобы доехать, и маленькой парковки я больше ничего и не назову.

Аренда на «Красном Октябре» дорогая?

Смотря с чем сравнивать. Естественно, в Капотне или в Люберцах можно найти дешевле. Но учитывая, что клуб здесь функционирует и зарабатывает, ставка для нас приемлемая. Всегда хочется, конечно, продавить арендодателя, чтобы арендная ставка была ниже, но на сегодняшний день она для нас комфортна.

Фестиваль Red Summer вы проводите на территории соседнего клуба Gipsy. Почему вы не делаете его у себя?

Изначально Red Summer зарождался как летний проект. Мы хотели все делать в формате оpen air. Чтобы людям было комфортно именно летом под открытым небом. Чтобы они могли выпить, посмотреть и послушать любимого артиста и так далее. Мы в первый год довольно громко о себе заявили, у нас там «Ленинргад» выступал, пока они еще давали такие концерты. Все остались довольны, поэтому мы решили сделать Red Summer ежегодным событием. При этом летом на базе RED внутри клуба проходят какие-то мероприятия.

Как RED вообще переживает летний сезон?

За годы управления площадками я уже смирился с тем, что есть месяца, которые изначально закладываются в бюджет. Естественно, мы пытаемся что-то придумать, организовать какие-то ивенты. По опыту мы просто знаем, что делать в августе в закрытом помещении большое количество концертов затея априори убыточная. Поэтому мы к этому времени накапливаем мягкий жирок, а в августе занимаемся ремонтом, планированием на следующий год и разъезжаемся по отпускам.

Назови три главные строки расходов в клубе.

Аренда и персонал — они примерно равнозначны. Все остальное по мелочи складывается в большой объем: электроэнергия, амортизация, себестоимость продукции.

Ты управляющий партнер концертного холдинга, у тебя концертное агентство и ты музыкант. Кем ты сам себя определяешь?

Если бы мне такой вопрос задали лет пять назад, наверное, я сказал бы, что больше музыкант. Сейчас я скажу, что я предприниматель, тем более я занимаюсь не только клубом. Вот пиво пытаюсь варить.

И как?

Пока в процессе развития. Все впереди.



Читай ещё: