Большое интервью с группой Anacondaz!

Дай Бог, чтобы в роке было столько же клоунов и шутов, сколько в рэпе.

— Артем Хорев (Anacondaz)

Команда Anacondaz известна тем, что умело миксует рок с хип-хопом и маскирует глубокие мысли в ироничных текстах. Вокалисты группы Сергей Карамушкин и Артем Хорев рассказали «Артисту» о своем отношении к видеоблогерам, подавшимся в хип-хоп, о своих политических взглядах и о том, почему к группе Anacondaz нет претензий от людей с оскорбленными чувствами.

— Расскажите, в какой субкультурной среде вы росли?

Сергей: Творчески мы с Артемом выросли из хип-хопа.

А если говорить о группе, то мы все из разных субкультур. Наши музыканты, например, играли в math-core конторе «Мочи слона». Но сейчас остались только Илья и Женя, барабанщика сменил Проффессор. Он пришел из группы Tracktor Bowling. А наш битмейкер Тимур родом из астраханской рэп-тусы.

Артем: Вообще мы в детстве ходили и на рок, и на рэп-концерты.

Сергей: Причем рэп-тусы у нас назывались «пати», а рок-концерты — «сейшенами».

Артем: Когда мы ходили на рок, нам говорили: «Эй чуваки, вы же рэперы!» А на рэп-тусах называли панками. У нас почему-то рэперы называли всех рокеров панками.

Сергей: Если говорить о музыке, то мы всегда были меломанами и в астраханской рэп-тусовке держались особняком.

Артем: У нас все тусовались на «нуле». В Астрахани есть точка, нулевой километр, и там собиралась «нечисть» со всех музыкальных направлений. Сидели готы, рядом металлисты, панки, рэперы и так далее. Между субкультурами разборок не было. Это был довольно прикольный котел. Периодически приезжали менты, всех забирали потому, что все мусорили, шумели. В итоге это место прикрыли. Сейчас там уже никто не тусуется.

— Как вы решились делать рэп с живым звуком?

Сергей: Мы всегда об этом мечтали, просто по началу не было возможности.

Артем: Ходили на рок-концерты и отмечали для себя, что в энергетическом плане выступление почти любой рок-группы живьем звучит намного мощнее «рэп-шоу». Визуальная картинка интереснее и все остальное.

— Сейчас наблюдается такой тренд, что юмористы-видеоблогеры пошли в хип-хоп. Как вы к этому относитесь?

Артем: Надо отличать шутку в песне, как у нас, от песен-шуток, как у группы «Хлеб», например. У них это некий элемент видеоблогерства. Берется рэп-форма и делается комический номер. Я бы не назвал это творчеством на века. Это просто актуальная на данный момент песня, шутка в формате рэпа. Не думаю, что у них какие-то долгосрочные планы по захвату рэп-аудитории. Они просто пытаются увеличить свою популярность и заработать денег. Это нормально. Пройдет год-два и всем надоест слушать блогерские рэп-шутки. Это уже становится не смешно, и блогерам-юмористам все сложнее делать что-то интересное.

— Не боитесь, что они оттянут аудиторию у настоящих групп?

Сергей: Аудитория — это не какой-то конечный ресурс людей, который зависит от количества артистов. Если появляется больше собирающих артистов, то это не значит, что кому-то меньше достанется.

— Вот есть люди, которые долго учились музыке, прокачивались в этом деле, а потом появились юмористы, которые взяли бит, начитали что-то и сразу оказались на волне популярности за счет своей аудитории. Не обесценивает ли это всю движуху?

Артем: Дай Бог, чтобы в роке стало столько же шутов и комиков, которые стали бы юзать рок-форму. Может, тогда русский рок стал бы оживать. Чем больше будет разных артистов, тем лучше для жанра в целом.

— А если через некоторое время, говоря о рэпе, начнут перечислять в одном списке Оксимирона, Басту и МС Хованского?

Сергей: Я не думаю, что если спросить рэпера, то он назовет Хованского как артиста этого жанра.

Артем: Быстро подняться и получить разовую популярность — это одна история, а вот успешно и продуктивно существовать на протяжении пяти-десяти лет — это уже совсем другое дело. Останутся ли популярными рэперы-комики через пять лет? Думаю, что нет. Возможно, что в рамках своего блога они перерастут во что-то иное. Надо рассматривать их именно в этом ключе. Они же не претендуют в своем творчестве на какую-то особенную музыкальность и глубокий смысл.

Сергей: «Хлеб» стебутся, это шутка в шутке. Они делают супер-примитивные вещи, высмеивая жанр. И sold out в «Йоте» говорит о том, что шутка удалась.

— А как вам группа «Грибы»?

Сергей: Круто.

Артем: Это уже гораздо более музыкальная тема, серьезная группа, за которой стоят очень опытные люди, понимающие, что происходит в индустрии. Это, конечно, дискотечная тема, и я не фанат такой музыки, но при этом уважаю то, что они делают. Альбом мне в целом понравился. В плеере я такое не могу слушать, но на дискотеке это наверное вообще будет разрывать. Я могу только пожелать им успеха и новых дверок в творчестве.

— Что сейчас происходит в группе Anacondaz?

Сергей: Пишем новый альбом. Планируем выпустить его в начале марта. У нас закончились гастроли, и до презентации альбома первого апреля в Москве мы больше выступать не будем.

— Насколько плотный у вас гастрольный график? Позволяет делать новые вещи?

Артем: Позволяет. В этом году у нас было достаточно концертов, но они не шли подряд турами по тридцать городов. Можно вернуться домой, что-то поделать. К сожалению, мы пока не научились работать в туре, хотя, как говорят, это полезный скил.

— На альбоме будет что-то такое, что можно уже сейчас анонсировать? Какая-то фишка?

Сергей: Мы перед каждым релизом говорим «вот на этом альбоме мы постараемся максимально близко подойти к нашему концертному звучанию». Мы, конечно, приближаемся, но не настолько, чтобы говорить об этом, как о фишке. Так что в этот раз я скажу то же самое. На этом альбоме мы постараемся максимально близко подойти к нашему концертному звучанию.

— Может какие-то фиты будут?

Сергей: Есть такой артист Артем Пивоваров. Этот чувак делает интересное музло, сам себе саунд-продюсер. Мы с ним познакомились в сети, он пришел на наш концерт в Харькове, мы пообщались и решили сделать совместный трек. Пока не понятно, на чьем альбоме это будет. То ли у него, то ли у нас, а может и там, и там. Но мы уже работаем над совместной песней.

Артем: Сейчас мы дописали песню для игры World of Tanks Blitz. Фрагмент этого трека уже засвечен в одном из видеороликов ютуб-канала игры. Я думаю, он тоже будет на альбоме, и даже вероятно, что через какое-то время на него будет снят клип.

— Насчет клипов… После песни со словами «Мама я люблю кокаин, мама я люблю Сатану», где в клипе вы играете в одежде католических священников, не было претензий со стороны людей с оскорбленными чувствами?

Артем: Эти вещи приходят с ростом популярности. Когда мы станем настолько известными, что на нас можно будет хорошо попиариться, то к нам все придут: и верующие, и неверующие. Пока этого нет.

— А что со стороны политических активистов? Вы выступали на территории Украины. Были какие-то нападки с той или другой стороны?

Сергей: Был один инцидент, и это как раз тот случай, когда люди просто хотели попиариться. В Украине есть общественная организация «Видсич», «отпор» по-русски. Люди, которым заняться нечем. В мае, перед нашим выступлением в Киеве, они расклеили вокруг клуба листовки с призывом бойкотировать концерт. Раз мы выступали в Крыму, то значит мы «посіпаки окупантів». Возле клуба стояло четыре-пять человек с плакатами «На Anacondaz украинская кровь». Но народ просто их фоткал и ржал над ними, сдерживаясь, чтобы не дать им люлей.

Артем: Люди извинялись перед нами за это, и многие чувствовали себя неловко.

— Со стороны российских поклонников были претензии?

Сергей: Иногда кипит что-то в интернете. Но это единицы — идиоты, которые и на концерт-то никогда не придут. Просто мимо проходящие.

Артем: Всем мил не будешь. Кто-то считает, что становясь более-менее известным, ты сразу становишься кому-то должным. Ты должен быть обязательно за или против. Обязан иметь политическую позицию, кого-то поддерживать. Мы просто не обращаем на это внимание. Подрастут люди, перестанут думать обо всякой ерунде. И политическая повестка постоянно меняется, на все реагировать и под все подстраиваться невозможно. Это не наше. Мы политики никак не касаемся. Может, только в шутку, на уровне обывателя. Почему нельзя шутить про политику и не быть при этом ни левым, ни правым, ни центральным?

— Дежурный вопрос. Просто чтобы заземлиться. Кто такой артист в вашем понимании?

Сергей: Это сформировавшаяся творческая единица.

Артем: Творец, художник, и не важно, поет он, рисует или танцует. Вот, например, настоящий рэп-артист должен уметь одновременно читать рэп, танцевать брейк и рисовать граффити.

Фото: Анна Ульянова



Читай ещё: