Интервью наоборот. Дмитрий Спирин VS Владимир Еркович

Сегодня журналу «Артист» три года. Первая дата, рифмующаяся с народным фольклором. Два года, четыре — это все не интересно. А вот три — это уже не просто так. По такому случаю мы решили опробовать новый формат, когда не мы задаем вопросы артистам, а они нам. Интервьюировать главного редактора журнала «Артист» Владимира Еркович согласился лидер группы «Тараканы!» Дмитрий Спирин.

— Как всем известно, ваше издание организовали два известных игрока концертного бизнеса. Директор групп LOUNA, TRACKTOR BOWLING, СЛОТ и Нуки Антон Дьяченко и Николай Дорошин, который до недавнего времени много лет был менеджером группы «Тараканы!» Хотел бы у тебя узнать, чем этот журнал является для них. Я имею в виду, организация печатного журнала в 2015 году. Как ты это видишь?

— Я этот вопрос задавал в том же пятнадцатом году, когда Антон Дьяченко мне сказал, что планирует выпускать такой журнал. Естественно, не было никакого разговора о том, чтобы я принимал в нем участие. Оказалось, что Антон и Николай фанатеют по печатной прессе точно так же, как ты по виниловым пластинкам. Начиная от запаха полиграфии и заканчивая переживанием за то, что в России практически нет печатных журналов о музыке. Кстати, они вообще еще существуют?

— Я думаю, что у вас сейчас единственный полноцветный, глянцевый музыкальный журнал.

— А если говорить о том, что он бесплатно распространяется, то скорее всего действительно единственный.

— Причем не только в современной России, но и во всей истории российской музыкальной периодики.

— Разговор про бизнес у них стоял в самом конце. Антон, например, мне говорил, что у него никогда не было мыслей, что если к такому-то месяцу ему с журнала не будет падать столько-то кэша, то он его закроет. Я могу сказать, что кэш не начал падать до сих пор, но он думает не только о поддержке, но также и о развитии журнала. Ну и нельзя забывать, что это площадка для пиара своих артистов.

— Я читал первые несколько номеров и, честно говоря, поражался тому, что два взрослых, серьезных человека занялись таким ответственным проектом, но сам журнал имел столь неуверенный уровень.

— Ты имеешь в виду качество контента?

— Абсолютно верно. Качество оформления и в первую очередь качество текстов. Все это было достаточно наивно и в чем-то даже жалко и беспомощно. На что я неоднократно обращал внимание Николая Дорошина. И вдруг в определенный момент мне в руки попался новый номер, я его прочитал, и в глаза бросилось то, насколько журнал изменился. Насколько тексты стали более профессиональными, острыми, интересными, литературными и так далее. Понятное дело, в последний момент лезешь в выходные данные и, о чудо, там некий новый главный редактор. И им был ты. Это достаточно длинный тебе комплимент и респектушечка.

— Благодарочка.

— Интересно было бы узнать не только мне, но возможно, и многим читателям журнала «Артист», откуда ты такой там взялся. Чем ты занимался до этого, как ты попал туда? Что ты сделал в первую очередь для журнала, что во вторую и так далее.

— Начнем с того, что я был знаком с Антоном Дьяченко как региональный промоутер. Я давно занимался журналистикой, был редактором нарофоминской газеты «Центр города» и параллельно организовывал какие-то концерты и фестивали. Мы с ним сотрудничали касательно его групп. Сначала работал со «Слотом», а потом, когда появилась группа LOUNA, и с ними тоже. У нас был исключительно деловой контакт. Когда я стал писать книгу про TRACKTOR BOWLING, мы стали общаться уже плотнее. Возможно ему импонировал мой стиль, не знаю. Так получилось, что как только я закончил писать книгу, он предложил мне стать главным редактором журнала «Артист». Это был разговор не про деньги, а про творчество. Как если тебя приглашают играть в группу, которая имеет потенциал, но пока не собирает большие залы. Но это безумно интересно. Когда я пришел к управлению редакцией, то некоторые вещи я поменял. Самое первое — я отказался от интервью по переписке. Это такой очень распространенный способ, когда артисту отправляют вопросы, а он пишет на них ответы.

— Я фанат такого интервью.

— Вот ты фанат, а читать это не всегда интересно. Может ты, как человек хорошо пишущий, можешь сделать интересно, но, к сожалению, не все артисты умеют писать. Даже их пиарщики не все хорошо пишут. Но самое главное, что в таком случае теряется очень важный момент. Момент диалога, дискуссии, спора, конфликта. Конечно, нет задачи выяснить грязные подробности личной жизни, но в процессе диалога вскрываются такие вещи, о которых ты не мог бы подумать в процессе подготовки к интервью. И это очень сильно влияет на качество финального текста. У нас только встречи или интервью по телефону. С одним очень крутым и желанным артистом я веду переговоры уже полтора года. Он согласен на интервью по переписке, а я прошу личную встречу. И как бы мне ни хотелось видеть его у нас на обложке, я жду момента, когда он все же даст добро на личный разговор. Просто не хочу испортить хорошее интервью. А второй момент, изменивший журнал, состоит в том, что я просто стал редактировать тексты своим глазом. До меня главредом была Юля Шершакова. У нее был свой стиль, у меня свой.

— Читал ли ты журнал до того, как стал главным редактором?

— Я читал один выпуск, в котором вышла моя заметка. Я провел фестиваль «Движение» в Наро-Фоминске и написал дневник организатора. С какими проблемами сталкиваются люди на местах.

— То есть у тебя не было такой позиции, что все говно, и если меня позовут редактором, то я все исправлю?

— Конечно, ничего подобного не было. Может меня не все устраивало, но мой взгляд — это всего лишь один из возможных взглядов. И тем более, я не мог подумать, что меня туда позовут. Это могла поменять сама Юля или кто-то другой.

— Ты еще и автор полноформатных книжек. Как минимум одной, про группу TRACKTOR BOWLING.

— Все верно. Она называется «Обреченные», и ее можно как раз купить в магазине Maximum Vinyl.

— Что я хотел уточнить. Ты используешь журнал как платформу для представления себя как литератора? Публиковались ли в журнале главы из книги заранее как промо?

— Нет, я же пришел в журнал, когда она уже была написана. Еще не вышла, но уже находилась где-то в типографии. Ты наверное хочешь узнать, зачем журнал нужен мне? Давай я сам задам себе этот вопрос и сам на него отвечу.

— А почему ты не дождался, пока я тебя спрошу? Может это был мой главный вопрос!

— Задавай.

— Вова, я понял, зачем это нужно издателям, они фанаты музыкальной периодики. А зачем это нужно тебе? Большие бабки платят?

— Отличный вопрос! Это бабками не называется. Скорее, это называется «на бензин». Но дело не в этом. Во-первых, я прокачиваюсь как редактор, потому что если ты варишься в своей каше, то ты деградируешь. Во-вторых, я прокачиваю умение обучать журналистов. Профессиональных журналистов у нас немного. В основном, это люди способные, с искрой, но их надо направлять. В-третьих, я знакомлюсь с кучей классного народа. Вот, например, мы сидим с тобой, разговариваем, и мне это действительно по-человечески интересно. Хотя бывает так, что при личной встрече с каким-то артистом разочаровываешься. Идеализируешь человека, воспринимая его как некий образ, который он сам себе создал, а потом оказывается, что он не такой, как ты ожидал. И вообще, так как я всю жизнь варюсь в этой музыкальной теме, мне все это дико интересно.

— Журнал бесплатный и ежеквартальный, верно?

— Вообще он выпускается раз в два месяца, но иногда бывают срывы. Психанули и выпустили позже.

— Он имеет такой формат… Как это называется?

— А5

— А5 — двадцать пять. Насколько этот формат, количество страниц и то, как журнал выглядит, тебя устраивает? И есть ли на этот счет какие-то страдания или мучения?

— Ты сразу намекаешь на то, что меня это должно не устраивать. На самом деле ты верно подметил. Когда говоришь: «Я редактор музыкального журнала», это звучит гордо. А потом достаешь небольшой журнальчик. Это не очень греет понты и самолюбие. Я согласен, что в формате А4 и с сотней страниц он выглядел бы лучше, но нельзя забывать про финансовую составляющую. Журнал стоит денег и распространяется бесплатно, а рекламодателей пока не много. Это банальная история про деньги.

— То есть его в таком виде дешевле напечатать.

— Конечно. Но я не исключаю варианта, что он станет больше и толще.

— У меня сложилось впечатление, что вы в основном пишете про российских артистов или артистов из СНГ, а западные гастролеры представлены в значительно меньшей степени.

— Во-первых, мы поддерживаем отечественного производителя, а во-вторых до наших проще дотянуться. Хотя у нас как-то планировался западный хедлайнер, но не срослось. Это всегда сложнее по реализации.

— За те 27 лет, что я провел на сцене, я оброс некоторым количеством знакомств. Насколько я могу судить, для западных артистов не первой величины любая информационная поддержка ценна. И с ними намного проще организовать интервью или любой материал. Я не хочу ничего советовать, но мне кажется, что наличие в журнале западных артистов может привлечь дополнительное внимание.

— Давай возьмем не супер-звезду, которая известна всем, а просто не очень известного, но интересного артиста. Я считаю, что тогда его надо подавать не в печати, а в онлайне, чтобы человек мог сразу ознакомиться с творчеством. Если читатель журнала «Артист» прочитает интервью с японской группой, чье имя ему ни о чем не говорит, то он вряд ли впечатлится от их внутреннего мира. А переходить по напечатанным ссылкам он не будет. Такое лучше продвигать на сайте. Кстати, на нашем сайте идет движуха намного мощнее, чем в журнале. Журнал выходит не часто, а сайт и социальные сети живут каждый день. Мы выкладываем туда интервью, текстовые репортажи с концертов, музыкальные новости.

— Лет пятнадцать назад, тогдашний главный редактор питерского музыкального журнала Fuzz Леонид Фомин-Новиков на вопрос, почему он до сих пор не ставит на обложку группу «Тараканы!», мне ответил, что обложка — это то, что продает номер. Спросил: «Ты готов выкупить у нас тираж?» В вашем случае, когда журнал не стоит для потребителя ни копейки, этот аспект важен? То, кто у вас на обложке.

— Конечно важен.

— Тогда скажи мне, кто такие «Таймсквер»?

— Это достаточно молодая группа, но это тот случай, когда мы поставили не лидера сцены, а тех, в кого мы верим, что они будут лидерами.

— То есть вы тоже пытаетесь быть трендсеттерами?

— В том числе. Кроме того, есть такой нюанс, что чем дальше, тем сложнее получить на обложку желаемого артиста. А повторяться не хочется. Сложился такой тренд, что молодые, топовые группы ограничивают себя в общении с прессой и соответственно отказывают нам. «Грибы», «Хлеб», Little Big, «Пошлая Молли» — все они отказали.

— Какой тираж у журнала?

— Десять тысяч.

— Какую часть бюджета покрывает так называемая реклама?

— Финансовые потоки я не вижу, но насколько могу судить, реклама покрывает от восьмидесяти до ста процентов расходов в зависимости от номера.

— Расскажи про мероприятие, которое называет «Артист Фест». Что это будет?

— Мы решили, что пора бы нам уже заиметь свой брендовый фестиваль. Но самое важное, в рамках этого фестиваля мы хотим провести собственную музыкальную премию. Список номинаций еще в работе, и я думаю, что мы скоро его засветим.

— Будет номинация «Отпускник года»?

— Я тебе специально сделаю статуэтку.

— Да, эта номинация будет вас отличать от всех остальных музыкальных премий.

— Их не так много осталось. RAMP был достойной премией, «Чартова дюжина» бесспорно достойная. А больше я и не припомню.

— Раз есть фест, то есть и состав участников. Верно?

— Частично он засвечен, это LOUNA и Слот. Остальные будут объявлены чуточку позже. Просто не всех участников пока можно анонсировать. Их будет не очень много, если быть точным, пять, и они уже определены.

— Разные музыкальные премии по-разному выстраивают свою внутреннюю драматургию. Как это будет у вас?

— Пока этот вопрос в разработке, и что-то мы точно придумаем.

— Что ж, Владимир, позволь в твоем лице пожелать всему редакторскому и административному составу журнала «Артист» всегда иметь какой-нибудь план. Максимально жестко, но при этом гибко его придерживаться. Счастья, развития, и чтобы ваша деятельность вам всегда приносила радость, удовольствие и немножко бабок.



Читай ещё: