15 лет группе Обе-рек: большое интервью с Денисом Михайловым

Группа “Обе-Рек” вот уже 15 лет успешно бороздит просторы российской альтернативной сцены.

В ноябре прошлого года команда выпустила свой восьмой полноформатный альбом и, вооружившись новыми песнями, отправилась в большой юбилейный тур по России.

Фронтмен группы Денис Михайлов выкроил пару минут в нелегком туровом графике, чтобы поговорить с журналом “Артист” о новом альбоме, о планах на будущее и о современных музыкальных реалиях.

 

Начнем с небольшого флешбэка. 15 лет назад, “Обе-Рек” – студенческая группа. Сразу было желание играть альтернативу или этот жанр выкристаллизировался в процессе репетиций?

Откровенно говоря, я не уверен, что мы играли и играем сейчас альтернативу. Это какой-то микс из многих стилистических элементов. Просто нужно как-то было себя обозвать, решили, что мы, скорее, альтернатива. Все условно и субъективно, не думаю, что жанровая классификация имеет для нас какое-либо значение.

Помнишь, что тогда звучало у тебя в наушниках?

Foo Fighters, Faith No More, Калинов мост и Веня Д’ркин.

Ты не раз упоминал в интервью, что музыка интересовала тебя с детства, почему тогда в студенчестве выбор пал на философский факультет, почему не стал получать музыкальную «вышку»?

Мне казалось, что музыкальной школы будет достаточно. Нужна была стартовая практико-теоретическая база для собственных творческих экспериментов. Их хотелось осуществлять в рок-банде. «Вышка» этим вещам не учит.

Если ты уже в подростковом возрасте решил быть музыкантом, что тогда ты искал в преподавании? Запасную «земную» профессию на случай, если с музыкой не сложится?

В подростковом возрасте никогда ничего твердо не решается. Меня просто перло от музыки, за спиной вырастали крылья. Хотелось свободы, много путешествовать, репетировать и играть живые концерты. С другой стороны, к моменту осуществления выбора профессиональной специализации, я неожиданно для себя проявил интерес к истории и литературе. Поэтому решил поступать на гуманитарный факультет. В то время я плохо представлял, что такое философия, но название факультета Философии и психологии мне показалось экзотичным и заманчивым. Историком я не стал, но глубоко пустил корни на кафедре истории философии.

О недавно вышедшем альбоме «Сердце». Расскажи, пожалуйста, интересную предысторию, бэкграунд создания одного из треков.

«Мое сердце упадет на обочину, вылетев ночью из окна своей очереди». В создании образного ряда песни «Сердце» для описания «выброшенности», оставленности, используются «заготовки» детских переживаний. Детьми в деревне мы часто бегали на пруд за 3 км от дома, наш путь пролегал по обочине трассы. Я почему-то никогда равнодушно не мог смотреть на пустые бутылки, пачки от сигарет, окурки, фантики, обертки. В этих брошенных вещах мне всегда мерещились брошенные люди, которых употребили и выбросили персонажи, сидящие в авто, уносясь дальше по дороге. Наши кладбища на окраинах городов вызывают такие же эмоции. Жизнь выбрасывает людей как ненужный мусор, отработанный материал на «обочину» истории. В этом есть ощущение абсурдности, равнодушия и механицизма бытия относительно живого, любящего и конечного человека. Скажем так, эта «обоченность», не дававшая мне покоя в детстве, наконец-то нашла свое законченное эстетико-идейное воплощение в сегменте трека «Сердце». Вообще, я очень хорошо помню обстоятельства написания каждой песни этого альбома и все творческие импульсы, послужившие источником их создания. Например, первые строчки и куплетная мелодия трека «Полутона» появились на орг-вписке в Самаре во время приема душа. Вторая часть песни дописывалась в поезде Москва-Воронеж две недели спустя и т.д.

Как у вас в группе построена работа с аранжировками? Ты как лидер группы задаешь ориентиры, в том числе в звуке?

Дома я самостоятельно делаю аранжировку с нуля. Прописываю все инструменты в программе. Потом мы с гитаристом доводим все до ума с учетом гитарного мышления и техники, которых как музыканту мне очень не хватает. Далее я правлю ритм-секцию и отправляю материалы для записи бас-гитары. Потом пишу чистовой вокал. Электронику практически не меняю с момента начала работы над аранжировкой, за нее тоже отвечаю я. Иногда некоторые куплетные партии электрогитары в конечном миксе оставляю свои. В студии нам сессионщик пишет живую «ударку», опираясь на мою заготовку. Потом все сводится и мастерится.

Возникают ли споры в коллективе по поводу того, как должна быть оформлена та или иная песня?

С гитаристом мы иногда спорим, но я очень ценю его мнение и чаще всего прислушиваюсь к нему. Но если я проявляю принципиальность, он на меня не давит, за что ему огромное спасибо.

На альбоме есть фит с Димой Соколом. Расскажи, как родилась эта идея?

Появилась панковская песня, очень захотелось услышать в ней аутентичного артиста с небрежной, нагловатой вокальной подачей. К тому же, Дима – очаровательный человек, я испытываю к нему глубокую личную симпатию. Группа “Йорш” близка нам по духу, поскольку всего, чего они добились – это дело их рук, личной инициативы, результат самоотверженной многолетней работы. За ними не стоят влиятельные лица или масштабные инвестиции, по крайней мере, мне так кажется, хотя, разумеется, вопросы внутренней «кухни» мы не обсуждаем.

У вас давно не выходило новых клипов. Планируете снимать видео на песни с нового альбома?

Подумываем. Действительно, клипы не выходили, но мы заполнили эту нишу профессиональными концертными видео. Недавно выпустили DVD сольника в московском клубе «Город». Сейчас монтируем видео и сводим звук юбилейного концерта в «Zil Arena».

Скажи по секрету, уже есть какие-то наработки и идея для новых пластинок? Вообще, какие планы на 2019?

Сейчас ведется работа над новой песней. Очень сложно ее проводить в условиях перманентного гастрольного «замеса». Но к началу весны мы должны выйти на финишную прямую. У нас забиты даты сольников в Москве и Питере, поэтому нужно постараться провести презентации сингла на этих концертах. Я собираюсь делать звукоизоляцию в квартире для записи вокала и акустической гитары. Назрела необходимость в усовершенствовании условий работы. У нас сложилась выверенная издательская стратегия: два сингла в один год и релиз пластинки на следующий. Планируем много гастролировать, этим летом выступаем на главной сцене фестиваля «Чернозем» в Тамбове, нашем любимом оупен-эйре. Ждем его с нетерпением. Уже сейчас известны даты фестивалей в Рязани и Липецке. Ничего сверх-неожиданного не планируем, работаем в традиционном студийно-концертном режиме. В среднем количество мероприятий в год достигает сотни, поэтому нужно беречь здоровье, заниматься собой и «перцем не стареть». Уже сейчас можно ознакомиться с концертным графиком на страничке в ВК, где мы наиболее активны. Даты и города будут умножаться, не забывайте заглядывать в афишу.

Скажи, менялся ли с годами месседж, который ты хотел доносить до людей своей музыкой?

Он меняется с каждой песней. Но если выражать общий контекст, то все строится по оси экзистенциальной проблематики: Любовь-Свобода-Смерть.

Тебе пишут благодарности за то, что твоя музыка помогла кому-то? Как это работает, какой механизм?

Достаточно часто люди в этом признаются. Никто никогда не погружается в освещение деталей. И они, по моему, никакого значения не имеют. Главное, что по признанию этих людей, мы оказываемся на стороне добра. Хотя, откровенно признаюсь, я не рассматриваю творчество как лекарство или педагогическую программу. Для меня лично — это способ выговориться и обнаружить болевые точки собственной жизни. Может, парадоксальным образом становится легче, если на эти точки понажимать, помассировать их.

А вообще должна ли быть осязаемая, «прикладная» цель у творчества?

Это как кому нравится. Мне бы в качестве прикладной цели не помешало бы заработать на топовую акустическую гитару, концертный микрофон, и еще хотелось бы иметь возможность как следует отдыхать хотя бы пару недель в году, полностью отвлекаясь от трудовой деятельности.

Многие думают, что быть музыкантом – это один «угар и кайф», но мы то знаем правду. А если честно, расскажи, какие есть минусы в жизни музыканта?

Очень много посторонних людей в повседневной практике. На гастролях: в поездах, самолетах, гостиницах, хостелах, на концертах, после концертов – все время тебя окружают посторонние люди. После месячного сибирского тура я две недели не мог отойти от этой психологической «атаки». Хотелось спрятаться в самую глубокую часть задницы Вселенной. С другой стороны, я понимаю, что никогда не прощу себе, если дам менеджеру добро на сокращение гастрольной нагрузки. Иногда возникают проблемы в работе с организаторами на местах, попадаются довольно безответственные лица. Нельзя болеть на гастролях, иначе слетят даты, и все пойдет кувырком. Нужно беречь голосовые связки и пить укрепляющие иммуностимулирующие препараты. Кроме того, в нашем случае имеется перекос в сторону преобладания сольных акустических мероприятий над групповым электричеством. Я от этого морально страдаю, поскольку мне хотелось бы иметь обратное соотношение.

Что думаешь о сегодняшней российской музыкальной обстановке? Я имею в виду тенденцию, что весь андеграунд движется к рэпу и иже с ним. Какие перспективы в этих реалиях ты видишь у альтернативного рока?

Все пройдет, повальное увлечение рэпом тоже сдуется рано или поздно. Это не означает, конечно, что альтернатива воскреснет и расцветет пышным цветом, но какая-то ее реинкарнация неизбежна. Я вообще стараюсь об этом не думать. Какой смысл тратить свою энергию на то, что ты не в силах изменить.? Насильно мил не будешь, и никого ты не заставишь разлюбить или полюбить что-то. Можно, будучи непризнанным и непопулярным, заплевать ядом мейнстрим и то, что на волне, в результате, сам же этим ядом и отравишься. Делай, что должен, и будь, что будет.

Вообще, смена музыкальных пристрастий молодежи как-то сказывается на посещаемости конкретно ваших концертов?

Мы этого радикально не ощущаем. В среднем, наш сбор в численном эквиваленте не меняется довольно продолжительное время. Даже наоборот, сейчас мы стали больше собирать в Москве и Питере. Некоторые новые регионы откровенно удивили своей довольно значительной численностью на концертах, например, Новосибирск. А некоторые разочаровали. В наших традиционных городах все не всегда одинаково. Но провалов пока нет нигде. Хотя я всегда переживаю за предпродажу и выношу мозг менеджеру группы по этому поводу, да и участникам иногда.

Скажи, хоть немного скучаешь по тем временам, когда в андеграунде был буквально бум альт-рока, когда были еще живы «A-One», MTV с Туттой Ларсен и премия «RAMP»? Или ты философски относишься к тому, что «все течет и все меняется»?

Знаете, мы всегда как-то были в стороне от основных движух современности. В период расцвета «A-One» мы звезд с неба не хватали. Пару раз номинировались, один клип какое-то время крутился в эфире. Примерно так же обстояло дело и с Нашим радио, два раза нас ставили в «Чартову». Поэтому, как говорится, милости от «природы» ждать не приходится, поэтому берем ее сами, по мере сил.

И напоследок, можешь дать некое напутствие молодым музыкантам? Как не сбиться с пути, если чувствуешь, что музыка – это твое?

Назвался груздем – полезай в ад и не ной. Если бросил – значит твоим это и не было.

 



Читай ещё: